diogen_omski (diogen_omski) wrote,
diogen_omski
diogen_omski

Categories:

Скульптура в Омском кадетском корпусе в начале XX века

Придерживаюсь известного мнения, что кадетский корпус для дореволюционного Омска некоторое время был главным учебным заведением города и региона. Можно придумать метод и сравнить один корпус с другим. Например, по количеству успешных выпускников. Мы наших знаем и гордимся, но и они своих тоже знают и гордятся, а сколько мемориальных табличек висит или могло бы висеть там у них, нас не особо интересует. Важно не только то, насколько корпус был успешен в исполнении своей основной функции – готовить служивых людей для отечества, но и то, как он влиял на местное сообщество вообще. В системе, где развиты \ проявлены все социальные институты, степень развития той или другой части общественной жизни будут определять по наличию учреждений и успеху профессионалов. А там, где еще не сложилось, не выделилось, будут определять по тем проявлениям, которые удастся обнаружить. Поэтому интересно то, ГДЕ можно обнаружить.
По логике истории, сначала таковым «где» для военно-чиновничьего Омска было офицерское сообщество: омские театр и музыка начались в этой среде. По логике общественного устройства, таковым «где», как правило, становятся образовательные учреждения. В каком-то смысле феномен значимости кадетского корпуса в том, что он объединил обе логики. Я не специалист по истории образования, но легко предположить, что для того, чтобы понять причину влияния, нужно обратить внимание на две стороны дела: 1) общий уровень образования и 2) наличие талантливых педагогов в конкретное время в конкретном месте. Чтобы говорить о втором, нужно быть погруженным в конкретный материал: эта сторона дела проявляется в биографиях, оценивается субъективно, выискивается в личных документах. Иногда этот аспект становится общественным явлением, но это уже ближе к первому аспекту. Его то (общий уровень образования) можно попытаться увидеть по следам, по общим местам. Для тем, интересующих меня («скульптура в культуре», «скульптура в Омске»), источник, который позволяет увидеть такие следы, у нас есть – это историческая фотография. Конечно он не единственный, но зато самый доступный. Любопытствующему достаточно, а специалист пусть ищет другие.
Итак, если судить по фотографиям, то в кадетском корпусе в начале XX века скульптура была. Много или мало – это тоже вопрос, здесь важно понять, с чем сравнивать. Логично предположить, что с другими учебными заведениями города. Нужны источники, хотя бы также фотографии. Сравнить с другими общественными пространствами, где скульптура могла бытовать: музеев, салонов и галерей еще не было. Сравнить с городским пространством: памятников в Омске не было. В оформлении зданий сначала (после 1908 года) появилась самодеятельная, с точки зрения профессионального искусства, лепнина М. И. Бубнова, затем (после 1916 года) – профессиональная Ф. Винклера. И был краткий период (1911), когда на Первой Западно-Сибирской сельскохозяйственной, лесной и торгово-промышленной выставке появилось с десяток различных скульптур – копий и оригинальных изделий, больших и малых. Легко предположить, что скульптура была в частных пространствах, тому есть свидетельства (отсылаю к своему материалу про «Купальщицу»). В целом про город начала века – не густо.
Понятное дело, что эту скульптуру в кадетском корпусе видеть могли не все омичи. И всё-таки, её влияние, определенно, можно предполагать. Во-первых, количество тех, кто видел не так уж мало. Во-вторых, в основном это дети, они восприимчивы. В-третьих, общение с некоторыми произведениями было длительным. В-четвёртых, это общение со скульптурой было частью большого воспитательного комплекса, скульптура была только частью эстетической среды, которая окружала кадетов.
Всю «кадетскую» скульптуру можно поделить на три множества: 1) учебные пособия – в классах; 2) мемориальная – в залах; 3) декоративная – в кабинете. Но предмет из одного пространства может попасть в другое – множества пересечься. Обозрим.
Начнём со скульптуры – учебных пособий. Первая и основная группа – это так называемые «гипсы для рисования». В Новое время параллельно шли два процесса – распространение гипсовых копий (сначала редких и дорогих) и становление академического художественного образования. Одним из итогов этой линии соразвития стал Московский музей зарубежного искусства (сейчас Государственный музей изобразительных искусств им. А. С. Пушкина), для которого изначально в целях академического образования была создана коллекция гипсовых копий шедевров мирового искусства. Но нас интересует общее образование. После И. Г. Песталоцци, в XIX веке, рисование стало обязательной частью школьного образования. Рисование включали в систему не для того, чтобы воспитать художников, а для того, чтобы развить сначала руку и глаз, затем аналитические способности. Особенно этому способствовал геометральный метод, разработанный еще А. Дюрером, развитый Пестолоцци и другими и поколебленный только во второй половине XIX века натурным методом, ориентированным на воображение, передачу ощущений. Гипсы – это наилучшее пособие для академического геометрального метода. Т.е. для начала XX века это уже консервативный метод. Но если иметь в виду воспитание не «художника», а «служивого», то ставка на геометральный метод более чем оправдана.
Я не знаток античной скульптуры. Кое-что из гипсов удалось идентифицировать определенно, что-то, как предположение, что-то вовсе не удалось. Хорошее разрешение фотографии снимет многие вопросы. Жду ваших уточнений по атрибуции. Мне помогали фотографии рисовальных классов других учебных заведений дореволюционной России. Стало понятно, что ассортимент гипсов тогда был значительно шире, чем сейчас, если судить по тому, что предлагают фирмы производящие и торгующие такими пособиями сегодня.
Это исходная фотография взятая на pastvu (фотографии с pastvu даю без ссылок, зато с вотермаркой).

1i0frsx75d9u6k6wxc.jpg

Это то, что я смог разглядеть. Два бюста[1], [2] попали на фотографию только частично, но для нас важно, что они уточняют количество. И четыре бюста на полочках на стене – это не гипсы для рисования, о них чуть позже. Всего на этой фотографии я нашел 12 бюстов и 1 маску! А ещё всякие вазы и рельефы, эти даже попали в экспозицию на выставке 1911 года.

1i0frsx75d9u6k6wxc.jpg

Отсылки к оригиналам:
[3] Распознать эту голову не удалось, но у неё считывается характерный наклон головы к правому плечу. Предлагаю две гипотезы. Такой же наклон считывается у неопределяемой головы номер [2]. Возможно это два одинаковых бюста, а возможно два разных, представляющих эти две гипотезы. Альтернативная гипотеза №1 Дионис или Платон (бюст). Неизвестный автор. 49–25 гг. до н. э. Бронза. Национальный археологический музей, Неаполь. Альтернативная гипотеза №2 Саарбрюккенский эфеб (бюст). Неизвестный автор. I в. до н. э. – I в. н. э. Бронза. Национальный археологический музей, Афины.
[4] Афина из группы «Афина и Марсий» (бюст). Прототип, вероятно, Мирон. 460-445 гг. до н.э. Мрамор. Прадо, Мадрид и других.
[5] Диана Версальская (Диана-охотница) (бюст). Прототип приписывается Леохару; реставратор-реконструктор Бартелеми Приёр. I или II в. до н. э. , 1602. Мрамор. Лувр, Париж.
[6] Аполлон Бельведерский (голова). Приписывается Леохару. Около 330—320 до н. э. Мрамор. Музей Пия-Климента, Ватикан.
[7] Гипотеза Диадумен (голова). Поликлет. Бронза \ мрамор. Национальный археологический музей, Афины и других.
[8] Гипотеза Афродита Книдская (маска). Пракситель. 300-е годы до н.э. Мрамор. Ватикан
[9] Гипотеза Мондрагонский Антиной (бюст). Неизвестный автор. Около 130 г. Каррарский мрамор. Лувр, Париж.
[10-13] Бюсты на полках, прикрепленных к стене – это антропологические расовые типы. Тоже учебное пособие, но скорее для кабинета географии. Почему они оказались здесь, не совсем ясно. Рисовать их, такие темные, в процессе обучения неудобно. Причём, мне кажется, что я когда-то видел подобные бюсты вживую. Я был уверен, что это общее место, и они широко распространены. Однако, я нашел только одну фотографию, тоже дореволюционную, как мне кажется, с подобными бюстами в кабинете не то географии, не то истории Новозыбковского училища.
1i0frsx75d9u6k6wxc.jpg
Причем создаётся впечатление, что они были не однотонно тёмные, а раскрашенные в соответствии с цветом кожи и цветом глаз. Могу ошибаться, и это два разных набора.

1i0frsx75d9u6k6wxc.jpg

Явно из числа учебных пособий в зал у входа в столовую попала еще одна скульптура. Крупная, ей, вероятно, не нашлось места в рисовальном классе, перестав быть пособием, она стала украшением.
[14] Антиной Браски (голова). Автор неизвестен. Около 130 г. н.э. Мрамор. Музей Пио-Клементино, Ватикан.

Так мы перешли из учебных классов в залы, где располагается мемориальная скульптура. Её можно было бы назвать и монументальной, но мы привыкли к тому, что монументы располагаются в открытом пространстве, коррелируя с ним, где они выполняют мемориально-идеологическую функцию. Отчасти так и есть: большие залы, постаменты с посвящением, дополнительные украшения на стенах, подчеркивающие значимость нахождения скульптуры здесь. Таких скульптур две: бюст Императора Александра I и статуя Ермака.

1i0frsx75d9u6k6wxc.jpg

[15] Император – основатель и почётный вечный шеф корпуса, присутствие его образа более чем оправдано. Однако я не смог найти автора этого портрета. Интересующихся отсылаю к посту Екатерины, посвященному бюстам Александра. То, что этот бюст не пережил революцию не удивительно. Сейчас за кадетским корпусом на набережной военно-историческим обществом поставлен бюст скульптора А. А. Апполонова (1947–2017).

1i0frsx75d9u6k6wxc.jpg

[16] Нахождение Ермака – покорителя Сибири, как написано на постаменте, в сибирском кадетском корпусе, бывшем училище Сибирского линейного казачьего войска, также оправдано. Мы уже знаем, что эта статуя попала в корпус из научного павильона Первой Западно-Сибирской сельскохозяйственной, лесной и торгово-промышленной выставки из числа экспонатов Сибирского казачьего войска. Это не совсем точная копия с бронзовой статуи 1891 года, выполненной М. М. Антакольским, хранящейся в Русском музее в Санкт-Петербурге. После расформирования корпуса она попала в музей Худпрома, дальнейшая судьба не известна.

1i0frsx75d9u6k6wxc.jpg

Еще одно пространство – кабинет директора. Хотя есть мнение, что это музейная комната. Определенно, это пространство одновременно представительское и частное. Такому пространству приличествует скульптура декоративная, кабинетная по вкусам хозяина, в нашем случае это генерал-лейтенант Александр Ардалионович Медведев.

1i0frsx75d9u6k6wxc.jpg

Рабочий стол. На нём мы видим две скульптуры. Одна [17] часть письменного прибора, то ли медведь, то ли фигура в драпировке. Другая [18], едва заметная, фигура лошади. Подобные бронзовые вещи могли сохраниться до наших дней.
Стена. Две статуэтки, возможно мраморные. Первая [19] безруким силуэтом напоминает Венеру Милосскую, вторая [20] – не понятно кто. Возможно, также повтор античной скульптуры, возможно, фигура в романтическом духе, каковые были весьма популярные в это время. Третья [21], скорее всего, фарфоровая статуэтка, возможно из серии «Народы России». Лучшее качество фотографии позволило бы точнее определить эти произведения.

1i0frsx75d9u6k6wxc.jpg

В пространстве, действительно более напоминающем музей, есть бюст очень похожий на бюст писателя Тургенева, созданный скульптором Робертом Романовичем Бахом в 1886 году. Удивляет только его цвет на фотографии – белый. Их отливали в бронзе, силумине или чугуне, последние два варианта красили в черный цвет.

Все выводы сделаны в начале, если вы пропустили их, но они вас интересуют, то советую вернуться и прочитать о том, какое культурное значение для города и региона имел Омский кадетский корпус. Бытование скульптуры лишь незначительный аспект, но именно он интересен лично мне.

Tags: Омск, Омский кадетский корпус, скульптура
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 10 comments